Воскресенье, 07.11.2010, 00:09 | Приветствую Вас Гость | Регистрация | Вход

Каталог статей

Главная » Статьи » Cтатьи автора, выдержки из книг, информация к размышлению

Операция «перестройка» — это не прокол KGB, а его грандиозный успех. Из книги "17 тайн Лубянки"

Классический случай поражения в борьбе, связанный с предательством, давно описан в одной фразе: «Когда самая неприступная крепость не покоряется осаждающим, то ее захватывает всего лишь один ишак, груженый золотом». Здесь все было рядом, все было доверено чекистам: золотой запас страны, Алмазный Фонд, государственный бюджет, «золото партии». Оставалось только сказать: «все схвачено и мы в доле», а после «взять и поделить», желательно без лишних эксцессов.

Мы понимаем, что операция «перестройка» — это не прокол KGB, а его грандиозный успех! КГБ слишком долго работал на СССР. Настал момент (либо же он был создан искусственно) после которого можно было поработать и на себя. Успех был не в служении стране, а в своем маленьком, личном. Ни одна из составляющих пресловутой триады — холодная голова, чистые руки и горячее сердце — не понадобились при этом. Ну ладно, возможности понятны — гебисты охраняли все — и видели, что и как можно прикарманить, что-то они заранее укладывали так, чтобы потом умыкнуть, — но ведь в преступлении (а то, что оно произошло нет сомнения!) важно понять и мотивы. Чем уж им так надоел «совок», что они решились на столь рискованную операцию с неопределенным финалом? Наша история выглядит неправдоподобной, подходящей скорее всего для кино, где можно изображать перевернутый мир, чем для реалий. Но и там все как-то более-менее достоверно по сравнению с нашей невероятной фактурой.

Способы сверхобогащений : — наркотики, торговля оружием, живым товаром, ворованными археологическими ценностями и произведениями искусства, нефть, золото — кстати ко многому из этого списка chekisty имели отношение. Если не прямое, то хотя бы косвенное: золото добывало и перерабатывало МВД, но контролировало опять же КГБ. Запад оказался стратегической приманкой сначала для разведки, а потом и для остальных. Со стороны западных структур, как государственных, так и частных, требовалось создать все условия для того, чтобы завлечь в расставленные сети отдельных людей из ПГУ в выгодные им (chekistam) аферы с тем, чтобы получить хорошую вербовочную базу. При этом, возможно были и какие-то небольшие манипуляции с ценами. А возврат денег — это дело наживное, потери потом можно будет и компенсировать, после получения сверхприбыли от развала СССР.

Chekisty получили заманчивое предложение, от которого не смогли отказаться. Первое предложение звучало еще не как прямое предательство, а как нечто просто компрометирующее, но не наказуемое. Порог безопасности был пройден незаметно. Выглядела ситуация примерно так. Проводится некий предварительный анализ некоего числа сотрудников ПГУ, готовящихся к выезду за рубеж. Потом отбирается кто-то один и его вызывает к себе сам Председатель. Говорит ему: «Вам предстоит выполнить мое особое поручение. Вы к этому готовы?» — «Да!» — «Вам необходимо будет срочно выехать в город (далее следует название: Париж, Лондон, Западный Берлин, Токио, Нью-Йорк), там, не вступая в контакт с нашей резидентурой, на местной бирже предстоит продать партию (называется какой-либо ценный материал или предмет). Цена — миллион долларов (другая сумма и/или валюта) наличными. Срок — месяц!» Предположим, что сотрудник выполняет задание досрочно, продает за большую цену и с прибылью возвращается в Москву и рапортует. Председатель говорит ему: «Молодец!» и объявляет благодарность и больше никогда не вспоминает. Теперь наступает очередь следующего. А тот, выполнив такое же задание за неделю и с такой же всерхприбылью, и очутившись в центре мировых столиц, да еще и с большой суммой «левых» денег, проматывает свою долю и вернувшись в Москву через месяц, отдает только оговоренную сумму и тоже получает благодарность... Но когда-нибудь придет время, и ему сделают непристойное предложение, от которого нельзя отказаться: дружок, а мы-то зафиксировали твое поведение во дворцах порока (казино, рестораны, бордель, банк, куда остаток денег положил) и что ты нам на это скажешь? И будет этот работник теперь работать по новой программе... 

Вся система Запада была за то, чтобы показать легкость, с которой можно положить себе в карман определенный процент от сделки и помочь реализовать самые смелые мечты в области недоступного в Союзе. Вариант этого может быть и таков — задание будет состоять в том, чтобы обслуживать один из счетов: либо нелегальной разведки для разного рода операций, либо один из счетов, где будут лежать деньги за торговые сделки, причем суммы будут фигурировать достаточно соблазнительные, и будет видимость того, что можно безнаказанно запускать руку в этот карман. При этом географическая привязка будет уже другая: не обязательно иметь рядом крупную биржу. А все остальное — по тому же сценарию... Еще точка уязвимости: могли «прихватить» на контрабанде. Разведчик мог не отдать всю или часть крупной суммы, предназначавшейся для агента. Можно было начать с того, что создать и целую «липовую» сеть из лже-агентуры, а самому получать деньги, информацию могло поставлять и ЦРУ — словом версий больше чем достаточно. Бесконтрольность порождала многие и многие соблазны...

Начальная стадия для тех, кого начали брать в разработку выглядела не более, чем невинная афера с деньгами. И лишь потом дело пошло к более существенному. Им покровительствовал Андропов и/или люди, стоявшие за ним. Чем они могли руководствоваться при выборе можно понять из маленького отрывка одного из двух любимых произведений самого Председателя: «Это вырезка из «Малой советской энциклопедии». Вот тут что написано про Рио-де-Жанейро: «1360 тысяч жителей... » так... «значительное число мулатов... у обширной бухты Атлантического океана... » Вот, вот! «Главные улицы города по богатству магазинов и великолепию зданий не уступают первым городам мира». (Мы по своей привычке перепроверять абсолютно всю информацию, сделали это и в этот раз, — да, в Малой Советской Энциклопедии все это есть, только размещена справка про Рио-де-Жанейро на 2 страницах — А.Ш.) Представляете себе, Шура? Не уступают! Мулаты, бухта, экспорт кофе, так сказать, кофейный демпинг, чарльстон под названием «У моей девочки есть одна маленькая штучка» и... о чем говорить!.». Ю.В. Андропов, как вспоминают, часто цитировал это и парное произведения [Яковлев Н.Н. Мечтатель с Лубянки. // Молодая гвардия. 1992. №8. С.159], в том числе и присутствии подчиненных, которых можно было легко протестировать и считывать информацию: что дороже проверяемому: «пальмы, девушки, голубые экспрессы, синее море, белый пароход, мало поношенный смокинг, лакей-японец, собственный бильярд, платиновые зубы, целые носки, обеды на чистом животном масле и, главное, слава и власть, которую дают деньги» [24. С.137], или же Родина — держава — коммунизм? Выходы за рубеж в разведке называются каналами. Даже если они связаны с личными интересами тех или иных разведчиков, а не идут на пользу всей страны, они все равно остаются таковыми. Здесь не требуется как-то дополнительно их мотивировать в глазах руководства государства или получать санкцию — они есть потому, что должны быть. Но каждое такое окно (другое название) объяснено при его организации и по нему отчитываются. А вот чем реально наполнено его содержание контроль может и упустить.

Канал «Еврейский». У главы Лубянки есть свое особое окно на Запад — Торгово-Промышленная Палата с первым заместителем (с сентября 1977 г.), а потом и председателем (с марта 1983 г. по 19 января 1988 г.) генерал-лейтенантом ГБ Е.П. Питоврановым. После назначения на должность «... он стал появляться на торговых ярмарках и конференциях.(...) Западные коммерсанты сочли Питовранова очень занимательным собеседником. Высокий, похожий на ученого, этот пятидесятишестилетний (описание относится к 1973 году — А.Ш.) мужчина казался очень уравновешенным и непринужденно и бегло говорил с ними на английском, французском и немецком языках. Он будил волнующие надежды на прибыльные торговые сделки. (...) Естественно, Питовранов произвел впечатление на западных представителей, и, несомненно, что впечатление оказалось бы еще более сильным, знай они, кем он был на самом деле» [Баррон Дж. КГБ. Работа советских секретных агентов. Tel Aviv: Effect Publication, 1988. С.18 — 19]. Связь с Ю.В. Андроповым была односторонней, сразу было сказано: «В наши проблемы посвящен лишь один человек — Е.И. Калгин». Он будет решать организационные проблемы. Оперативные, информационные и прочие принципиально важные — Ю.В. Андропов [Киселев А.В. Сталинский фаворит с Лубянки. С-Пб: Нева, 2003. С.115]. Именно Е. Питовранов через посредничество первого заместителя начальника ПГУ Б.С. Иванова и начальника ПГУ Сахаровского предложил активную работу разведки с позиций торгово-экономических кругов. Первая встреча с Ю.В. Андроповым у него состоялась на одной из конспиративных квартир в сентябре 1969 г. [Там же. С.116, 118]. Когда многие годы спустя об этом стало известно, то интерпретировали это в таких выражениях: «В 50 лет Питовранов покидает органы с поста начальника Высшей школы КГБ. Но это только кажется. Он опять находит свой путь. Помогают друзья. Коллеги. Любители широкой и вольной русской песни, рыбалки, спорта, охоты. Работники по американскому и прочим направлениям. Умело соединяющие опыт нелегальной разведки с работой с легальных позиций. Коллега Иванов настоятельно рекомендует Питовранову «присмотреться к Торгово-промышленной палате». Присмотрелся. Со временем возглавил. (...) Василий Аксенов рассказывал, что, эмигрировав, попал первый раз в Западный Берлин, в ФРГ и был поражен количеством русских ребят узнаваемого вида, весьма активно шустрящих по бизнесу. Это начало 80-х, ни о какой перестройке и речи не было. Из книги теперь ясно, что это были они, «птенцы гнезда Питовранова», готовящие новые площадки» [Шевелев И. Жизнь замечательных палачей. От массовых казней до торгово-промышленной палаты. (Рецензия книги: Киселев А. Сталинский фаворит с Лубянки. Спб.: Нева, 2003. Люди особого назначения). // НГ-Ex Libris. 2003, 9 октября. №36. С.6]. Всего Питовранов совершил с 1969 по 1984 гг. 184 загранпоездки. И эта часть весьма важна, ибо как сейчас отмечают: «К середине 60-х годов в СССР фактически сформировалась «трехконтурная» экономика. Главный, срединный контур здесь представляла «официальная» экономическая система под управлением Минобороны-ВПК. Внутренний, скрытый контур — «теневая» экономика, находившаяся под «крышей» МВД. И существовал еще и внешний контур зарубежной экономики, легальной и нелегальной, который курировался КГБ. (...) С приходом в КГБ Андропова началось перераспределение ресурсов в пользу внешнего контура, где прибыльность операций была в несколько раз выше, чем в сфере ВПК» [Винников В./ «Круглый стол» в редакции газеты «Завтра».Имитация величия. // Завтра. 2004, август. №33. С.6]. Словом, первый еврейский олигарх был чекистом. Любопытно, что у Питовранова есть сын, в те времена он был на теплом месте: ведущий научный сотрудник Международного Института прикладного системного анализа, чьим основателем был другой сын генерала НКВД — Д.М. Гвишиани, любопытно, не правда ли? Теперь сын генерала КГБ — представитель РФ в международных валютных организациях.

Канал «Финансирование коммунистических и рабочих партий». Тема эта весьма значительна. В конце «перестройки» весьма отмечена печатью, поэтому уделим внимание немногим. Например Компартии Японии, лидеры которой весьма предусмотрительно выступали за...возвращение северных территорий — чтобы ее саму не могли обвинить в пособничестве и темных связях с Москвой, и одним из ее руководителей был некий Хакамада — папа Ирины Мицуевны, которая потом была одним из создателей Российской Товарно-сырьевой Биржи. У чекистов была отдельная возможность погреть руки на этом. Сами приемы финансирования были многократно обкатаны и, кстати сказать, сейчас по близким схемам оставляют деньги на Западе. «Фирмы друзей» компартии в капиталистических странах (куда уже был осуществлен внедреж агентов ФБР, незамеченный внешней контрразведкой — давайте уж не воздерживаться от едких комментариев!) в том числе и в самых неожиданных местах: «17.02. 1983. №349 — Ч/ОВ. ЦК КПСС. (...) КГБ СССР поддерживает контакт с сыном Премьер-министра (...) Радживом Ганди (с согласия ЦК КПСС по записке КГБ СССР №1413 — А/ОВ от 14.07. 1980 г.) (...) Раджив Ганди выражает большую признательность за помощь, которая поступает семье Премьер-министра за счет коммерческих сделок контролируемой ею индийской фирмы с советскими внешнеторговыми организациями. В доверительном порядке Р. Ганди сообщил, что значительная часть средств, получаемых по этому каналу, используется для поддержки партии Р. Ганди. Председатель Комитета В. Чебриков». Или, как сообщают, что Эдвард Кеннеди «… был лоббистом некоторых фирм, заинтересованных в торговле с СССР и знал, что успех этой коммерции во многом зависит от благосклонности Лубянки» [Виноградов А. Тайные битвы ХХ века. М.: Олма-пресс, 1999. С.293]. Единственное исключение из всего ряда в том, что здесь тесно соприкасается с линей Международного Отдела ЦК КПСС, но главным исполнительным инструментом выступают резидентуры.

Канал «Фонд культуры», где была Р.М. Горбачева. Именно в качестве члена Президиума Фонда Культуры СССР она вела переговоры с... известной алмазодобывающей фирмой «Де Бирс». «Уже давно ходили слухи, что Москва поддерживает тайные контакты с Южной Африкой в регулировании рынка золота, бриллиантов, платины и драгоценных камней, на которые обе стороны имели монополию. В организации встреч между двумя странами определенную роль играл КГБ» [Швейцер П. Победа. Роль тайной стратегии администрации США в распаде Советского Союза и социалистического лагеря. Мн.: СП «Авест», 1995. С.198]. Добавим, что при правлении Ю.В. Андропова прошла волна арестов среди антикваров, филателистов, букинистов и проч. Возникает вопрос: куда девалось все конфискованное? На Запад поплыли антиквариат, драгоценности, уники и проч.

Канал «Наркотики». Когда он возник точно неизвестно, но мог иметь только одну, но весьма примечательную сторону: в Интерполе считалось, что наркоторговли в СССР нет, и пользуясь этим, через СССР осуществлялось переброска. Напомним, что Председателем Таможенного Комитета был назначен генерал Бояров. Ввод войск в Афганистан дал еще один наркотрафик. Эту версию усиленно проработал человек, скрывшийся за псевдонимом «О. Греченевский» в опубликованном в интернете материале, а потом продублированном газетой «Завтра» [Греченевский О. Андропов Forever. // Завтра. 2004, октябрь. №42. С.5]. Многое было довольно массовым и шло не только на самом серьезном, стратегическом уровне: какой-то человек из разведки покрывал нескольких резидентов, торговавших «камешками» на черном рынке в Москве [Зенькович Н.А. Тайны ушедшего века. Власть. Распри. Подоплека. М.: Олма-пресс, 2004. С.226].

А.Н. Стерлигов, как начальник 6-го сектора Экономического Отдела Совета Министров СССР, курировал сферу алмазов уже после того, как ушли за рубеж первые партии. Он должен был заметать старые следы, смотреть за тем, чтобы не сделать новых ошибок и вообще прикрыть всю деятельность от возможного контроля партии или финансовых государственных органов. Хотя официально, он, конечно же, занимался делом противоположным. Со слов некоего мафиози, из числа тех, на кого потом спихнули все казнокрадство, известно: «Я сам лично наблюдал в 1985 году сделку на четыре миллиарда (!) долларов по комитетской линии... » [Неизвестный в беседе с Кругловым А. Отцы наши. // Совершенно секретно. 1993. №12. С.12]. Речь здесь идет скорее всего о ПГУ или же о «подкрышниках» типа ТПП. Такая сумма в долларах, да еще и внутри страны вряд ли была возможна. И все же тут меня прямо-таки всего охватывает чувство гордости за наших героев: это вам не какие-то там миллионы, а полноценные четыре миллиарда.

В январе 1987 года по настоянию ЦК КПСС было частично отменено ограничение во внешней торговле. Предприятиям и иным юридическим лицам было разрешено продавать за рубеж дефицитные товары: продовольствие, сырье, энергию, золото, химические товары и так далее. Постановлением ЦК КПСС и Совмина СССР от сентября и октября 1987 года уже давались директивные указания о продаже «в обязательном порядке» дефицитов за рубеж. В 1988 году тому же самому КГБ было поручено создание капиталистических структур, коммерческих структур, смешанных предприятий. Всего же до середины 1990 года одна только ТПП участвовала в создании примерно 500 совместных предприятий. Их прикрывали в первую очередь: генерал-лейтенант В.К. Бояров с 1986 г. — первый заместитель начальника, с 1987 г. — начальник Главного Управления Государственного Таможенного контроля при Совете Министров СССР. Ермаков Николай Александрович — Председатель Государственного Таможенного комитета СССР. С 1992 г. — председатель Комитета по защите экономических интересов РФ при Президенте...

Категория: Cтатьи автора, выдержки из книг, информация к размышлению | Добавил: Aleks (19.04.2010)
Просмотров: 353